Александр Лобанов: всегда руководствуюсь принципом, нужно ли это театру

26.04.2018 в 14:18, просмотров: 438

Директор Государственного академического русского драматического театра им.А.С.Пушкина рассказал о предстоящих премьерах и планах театра

Александр Лобанов: всегда руководствуюсь принципом, нужно ли это театру

28 апреля - ровно 10 лет, как Русский драматический театр им. А.С. Пушкина возглавляет едва ли не самый обаятельный директор в его истории - Александр Лобанов. Говорить с Сан Санычем, а именно так его с теплотой называют коллеги, можно бесконечно. О любимом театре, где служит с 1992 года, он может говорить долго и много на любые темы, но особенно о главной составляющей его части, о людях с которыми бок о бок работает все эти годы. Несмотря на внешнюю суровость и строгость, своих он очень бережет.

- Год назад у вас в театре состоялась премьера по Александру Куприну – «Очи черные» - спектакль острый, необычный, музыкальный. Как приняла публика?

- В основе - повесть «Яма» Куприна, которая долгое время находилась под запретом, подвергалась цензуре. Будучи на фестивале в 2014 году "Ново-Сибирский транзит" мне довелось увидеть эту постановку в исполнении Курганского театра драмы, тогда и засела идея о спектакле у нас в театре. Не скрою, в силу разных причин, пришлось долго готовиться, чтобы реализовать этот проект, а начав его, ещё в течение двух месяцев держать в напряжении весь состав участников, работали на износ. Надо отдать должное постановочной команде во главе с режиссёром-постановщиком Анной Бабановой, благодаря слаженной работе спектакль получился, как говорится, картинка сложилась. «Очи черные» - женская пьеса, все роли прекрасно прописаны, женская половина труппы получила в свою копилку очень качественный и интересный спектакль, который занял достойное место в репертуаре нашего театра. Я доволен очень результатом. Зритель, в большинстве своём, тоже. Были те, кому очень понравилось, но были и те, кто реагировал: «Ой, ну что это?». И это нормально. Если увиденное на сцене оставляет что-то внутри зрителя, заставляет задуматься, значит, мы работали не зря.

- Ваш театр отличает разножанровость...

- Почему такие спектакли, как «Очи черные» должны быть в репертуаре театра? Это огромный опыт для наших актёров, осознание своих возможностей, на каком высоком профессиональном уровне они находятся. Не надо думать, что наш театр – это уровень провинции, ничего подобного, это огромное заблуждение! Участвуя в международных и межрегиональных театральных фестивалях в Одессе, Ялте, Сочи, мы доказали, что несколько не уступаем не в чём известнейшим театральным коллективам. Когда мы поехали в Сочи на фестиваль «Театральный Олимп», было интересно, как зрители отреагируют на спектакль «Два берега одной победы», у нас понятно, есть географическая, историческая привязка, территориально, а как там, на другом конце страны оценят нашу работу. Если я, допустим, знал и интересовался об истории "Алсиба", а ведь люди про этот второй фронт никогда и не слышали. А нет, знают, переживают, соучаствуют.

У нас в репертуаре есть спектакли абсолютно для любого зрителя, актеры выкладываются всегда на сто процентов. Наш зритель, разрешите мне так его называть, который ходит к нам в театр, разный, потому что мы действительно предлагаем разно-стилистические и разно-жанровые спектакли, на вкус и цвет, как говорится. Мы стараемся работать с разными режиссёрами, художниками, хореографами, что положительно сказывается и на профессиональном росте труппы, актерская палитра становится шире.

- Вы сказали, что «Очи черные» увидели на фестивале, а остальные знаковые спектакли репертуара как появились? Например, тот же любимый зрителем «Два берега одной победы»?

- Он ставился к 70-летию Победы в Великой Отечественной Войне в 2015 году. В один из показов нашего уже легендарного спектакля «Созвездие Марии» по пьесе Владимира Федорова, здесь в Якутске присутствовал сам автор. Мы с ним говорили о планах создать спектакль на тему ВОВ, и Владимир Николаевич мне предложил историю о ссыльных прибалтах, я же тогда вспомнил историю трассы "Алсиб", а у него как раз были наработки по этой теме. Затем, помню, к нам присоединились и поддержали идею Михаил Егоров и режиссер Андрей Борисов. Миша, тогда идею услышал, сразу сказал: «Декорации сделаем, самолет посреди сцены!». Потом в процессе работы из первоначального материала Владимира Федорова многое ушло, а какие-то сюжетные линии напротив появились, например, с заправщицей Клавдией Сизых. Андрей Саввич услышал ее историю, будучи в Иркутске и решил, что история реально существовавшей женщины, которая работала на трассе "Алсиба", на заправке самолетов только усилит действие. Борисов всегда точно знает, что надо зрителю, где будут плакать, а где смеяться. В итоге, так всё и вышло и в спектакле зрители узнавали своих родных и близких. Андрей Саввич, если честно, в самом начале предполагал, что "Два берега" могут стать «датным» проходным спектаклем, но зрители решили по-другому, он идёт с успехом до сих пор. Даже мужчины выходят из зала с мокрыми глазами.

- А сейчас в виду последних политических событий не было сомнений в том, стоит ли его снова играть?

- Не надо забывать то, что было и тем более переписывать историю. Наши дети должны знать все как есть, какими были люди в то время. Все это в умах. А быть марионеткой в чьих-то руках… Конечно, каждый волен выбирать тот или иной путь, но то, что сейчас на лжи и каких-то постановочных моментах происходит это...

Сильная Россия кроме нас не нужна никому – это факт. Но и забывать тех героев, благодаря которым, тогда была одержана победа, нельзя. В нечеловеческих условиях доставлять сотни, тысячи самолётов по трассе в холод, в туман. Многих летчиков недосчитались. Долгое время информации о ленд лизе было вообще не найти. Об этой истории фильмов документальных раз-два, не больше. В школе это даже не знаю, проходят ли? Поэтому и вызывает большой интерес наши "Два берега одной победы".

- Ставить «Чайку» Чехова, которая вышла буквально месяц назад, тоже была ваша идея?

- «Чайку» не каждый поймет с первого раза. Я честно скажу, это было желание режиссера - Елены Корниловой-Мягкой. Мы дали ей максимальное количество времени, даже перенесли день премьеры … Не обошлось и без эмоций, кого-то мы даже не досчитались в труппе…

- Как это – не досчитались в труппе?

- Было у нас пополнение, человек пришел и… не остался. Оказалось, не наша кровь. Я не сторонник таких кардинальных мер, но когда это идет в разрез делу, вариантов не остаётся…

- Вы часто говорите, что ваш коллектив, это и ваши коллеги, и партнеры по сцене, и друзья. Говорят, что с друзьями непросто работать, а руководить…

- Они никогда не забывают про субординацию. Вне работы могут и подтрунивать, но это вне работы. Но в театре, мы все занимаемся одним делом. И тут нет разницы директор ты, актер, швея или контролер. Мы все служим его величеству театру. Всё! Установка именно такая. Мы должны очень хорошо выполнять свою работу, или как сейчас принято говорить, качественно предоставлять услуги населению (улыбается). Хотя сейчас и непростой для всех период, очень сложный сезон во всех отношениях, но, несмотря на это мы стараемся не выживать, а жить. Ставим и играем спектакли сегодня, планируем и готовимся к новым проектам в будущем. Не забываем и осуществляем благотворительные показы.

- Как, например, на Пасху. Было очень приятно, придя в театр узнать, что спектакль в этот день бесплатный.

- Есть определенные традиции, которые свойственны русскому народу. Как мы можем в первый день фестиваля "Золотые купола", на Пасху, в этот праздник большой, отказываться от этих традиций? Ведь на такие спектакли и зритель часто приходит тот, который не может позволить себе и в театр-то сходить.

- Но ведь цены на билеты достаточно умеренные, в отличие от той же самой «чёсовой» антрепризы, например…

- Мы стараемся соблюдать ценовую политику, она у нас пересматривается каждый сезон. Есть скидки для определённой категории населения, льготы никто не отменял. Это нормальные рабочие моменты. Прежде всего, мы не должны забывать, что мы работаем для людей, наших зрителей и служим его величеству театру, а значит, нам нужно продолжать свою деятельность, ставить и показывать спектакли. Совместить это все реально, нужно честно работать и с головой подходить к любому вопросу, а не сидеть в кресле и заниматься отписками да отговорками.

- А как вы относитесь к тому, что некоторые актеры решают попытать счастья в столице, чаще в Петербурге? Многие ведь потом возвращаются в родной театр.

- С пониманием. Все зависит от того, кто как уезжал. Многие конечно хотят добиться чего-то большего, блистать на известных театральных  площадках страны, начать карьеру в кино.  Если у человека уже принято решение покинуть театр и сменить обстановку, я держать не буду, ведь внутри у него все равно будет свербеть, что он не попробовал. Люди уезжают, но жизнь театра на этом не останавливается, а идет дальше, спектакли играются. Да, не буду скрывать, бывали сожаления, когда кто-то уезжал, не без того, но озвучивать я это не буду. Раз человек принял решение, значит, моя как руководителя задача найти достойную замену в том или ином материале, исходить из труппы, или пригласить новых актёров. Вот на следующий сезон мы подыскиваем новых ребят, будут новые лица. Для театра омолаживание - это нормальный процесс. Это путь к новому уровню, возможность брать такой материал, которого еще не было до того. Другой вопрос, когда люди возвращаются. Человек выпадает из репертуара, его роли его уже розданы. Фактически приходится приезжать и начинать с нуля. Об этом мы стараемся договориться ещё на берегу, до возвращения актёра на родную сцену.

- Когда Олег Табаков руководил театром, он мог в гриме подписывать бумаги, а через 10 секунд выходить на сцену. У вас так же? Сложно представить, как Емельян Пугачев подписывает бумаги…

- Подписываю, если есть такая необходимость, и по телефону успеваю поговорить (смеется) если требуется, но это нисколько не влияет на качество и уровень спектакля, где я занят. Хотя есть такие спектакли, когда действительно лучше меня не трогать. Бывают моменты, когда нужно вспомнить текст роли, мизансцены, естественно в такие минуты прошу не беспокоить. А если наработанный материал, когда, как говорится, роль в ногах, это моя работа, приходится всё успевать.

Планов впереди много. Один из крупнейших – полная реконструкция наших мастерских и создание полностью автономной малой сцены при театре на сто мест, с отдельным входом. Хотелось бы восстановить театральную студию при театре, тогда это была бы ещё и учебная площадка с возможностью приобретения театральной профессии. У нас уже есть эскиз-проект, который при этом предусматривает архитектурное единство с основным зданием, которое с недавних пор находится в федеральном реестре памятников архитектуры. К сожалению, проект пока приостановлен, будем надеяться, что ненадолго. Не хочется, чтобы культура финансировалась по остаточному принципу. Это неверный подход.

- 18 мая выходит премьера – «Дни Турбиных»…

- Давно хотелось взять именно этот материал, написанный в прошлом веке, он остаётся актуальным и в наши дни. Пьеса, созданная на основе знаменитого романа "Белая гвардия", посвящена переломному моменту истории России - революции и Гражданской войне, раз и навсегда изменившим жизнь русской интеллигенции. Белые офицеры, по сути, преданные и брошенные, стоящие перед нравственным выбором и пытающиеся разобраться в происходящем. Ставит наш земляк, очень интересный режиссер, уже не единожды громко заявивший о себе, Сергей Потапов. У нас сейчас очень много хороших ребят – молодых и талантливых актёров в труппе, думаю, это должно положительно сказаться на постановке и наши зрители увидят в скором времени достойный спектакль!

- Вы о театре говорите, как о живом…

- Для меня это так. Театр живёт, бурлит, в нём всегда что-то происходит. Он живой. Я однолюб по натуре. Так и в работе. Не понимаю людей, которые часто её меняют. Работа должна приносить удовольствие, если нет, зачем же ты тогда сюда устраивался, а до того учился, получал профессию. Своё дело надо любить, тогда и результат от твоей работы будет соответствующим. Я всегда руководствуюсь принципом, нужно это театру или нет. Для меня это главное. Хочется, чтобы и люди служащие русскому театру им. А.С. Пушкина, чувствовали себя комфортно, это очень важно, значит они на своём месте, они нашли любимую работу, они нужны театру, они нужны зрителям.

Наталия Чемашкина