Олег Попов: мы уже не проигрываем в войне с фейками

Олег Попов: мы уже не проигрываем в войне с фейками
Олег Попов, руководитель отделения в Якутии Национального центра помощи детям недавно был награжден администрацией Нерюнгринского района «За выдающиеся достижения в добровольческой и благотворительной деятельности».

Недавно с XI-го международного Форума безопасного интернета в Нерюнгри вернулся Олег Попов, руководитель якутского подразделения Центра помощи пропавшим и пострадавшим детям. «МК в Якутии» узнал у него, что интересного было на Форуме и какое отношение организация помощи детям имеет к безопасности в интернете.

- Олег Борисович, что интересного было на Форуме?

- Его организаторами выступили Лига безопасного интернета и Национальный центр помощи пропавшим и пострадавшим детям. Лично меня на этой площадке в Москве более всего интересовали вопросы борьбы с распространением деструктивного контента в сети среди детей. Как повлиять на контент в той или иной соцсети? Как привлечь к ответственности распространителей запрещенного контента?

- Но ведь ответы на эти вопросы есть в Уголовном кодексе РФ?

- Да, но, например, объявление о продаже наркотиков в газете не пропустят, а в соцсети оно пройдет, и администратор или владелец площадки потом будет говорить, что не знал, не имел возможности модерировать, или что его взломали, он пропустил, проглядел и т.д. Законы надо «приземлять», особенно это касается зарубежных сетей. Сейчас соцсети компании Meta (признана в России экстремистской) заблокировали, но это же не навсегда. Или появятся другие компании и сети. Они должны будут создавать офисы, отделения со всей полнотой ответственности за деятельность в России. Зарабатываете деньги в нашей стране? Отвечайте по ее законам, модерируйте содержимое на своих ресурсах.

На Форуме безопасного интернета обсуждали, как бороться с распространением деструктивного контента в сети среди детей.

Мы отслеживаем контент на платформах. Например, ютуб сейчас очень агрессивно к России настроен. И мы практически не можем на него воздействовать. Они блокируют аккаунты и материалы даже официальных СМИ по надуманным предлогам, и тут же распространяют фейки, «запрещенку» и прочий негатив, не удаляют его. Блокируют контент, который им неугоден и тут же навязывают откровенно пропагандистские или лживые материалы через систему «рекомендаций».

- А какое к этому имеет отношение организация, занимающаяся помощью детям?

- Деструктивный контент, это не только ложь вокруг спецоперации, это и материалы сообществ, реально разрушающие психику детей. Причем есть явно деструктивные сообщества, которые блокируют надзорные органы, а есть просто «токсичные», типа они не призывают ничего делать, а просто так, общаются. В отношении них тоже надо нарабатывать законоприменительную практику. Вот эти вопросы и обсуждались на Форуме. Что можно сделать? Кто должен этим заниматься? Как?

Но самая основная наша задача – борьба с фейк-ньюс и дезинформацией в современном мире. Этой площадке было уделено наибольшее внимание, потому что мы в Нерюнгри и Якутии этим плотно занимаемся.

- Как это соотносится с поиском пропавших детей?

- Лига безопасного интернета входит в Центр помощи пропавшим и пострадавшим детям, и мы занимаемся таким направлением, как интернет-безопасность. Мы работаем с детьми и взрослыми, обучаем их правилам безопасного поведения в интернете. Учим, как вести себя в сети, как правильно разговаривать и общаться там, как знакомиться, что это такое вообще – интернет и так далее. Учим проверять информацию. Это не в последнюю очередь борьба с фейками и спамом, случаями интернет-мошенничества.

Команда поисковиков из Якутии на слёте в Хабаровском крае.

Потому что нам, взрослым, ведь проще дать гаджет детям, чем ими заниматься. А ребенок увлекается цифровым миром и мало кто знает, какую информацию он там получает, как ее усваивает. Есть, конечно, программы и устройства родительского контроля, но ребенок уже привык жить в интернете и у него там сложилась свои алгоритмы цифрового поведения, свой образ в сети. Там они общаются по-другому, не так как в реальной жизни и совсем не так, как мы. Они даже выработали и используют свой язык. И это очень сильно влияет на их реальную жизнь. Сеть стала неотъемлемой частью нашего общества и живут в ней и взрослые, и дети.

А возможности интернета могут применять и против нас. Для этого используются популярные интернет-площадки, наши российские платформы, я уже не говорю о Фейсбуке, Твиттере (запрещены в РФ), Ютубе. Они играют на нашем поле.

- Как вы выявляете фейки и боритесь с ними?

- По всей России в рамках Лиги безопасного интернета созданы группы, кибердружины, они отслеживают распространение фейков в мессенджерах и соцсетях. Изначально работа корректируется – помимо того, что попало нам самим, есть общероссийские, скажем так, темы. Например – «Бессмертный полк». Во время проведения этой акции активизируются разного рода провокации, особенно, если мероприятие проходит онлайн. В прошлом году, когда «Бессмертный полк» проходил только в интернете, мы отсматривали сообщения и фотографии, и находили множество провокаций. То фото Бандеры выставляли вместо снимка героя, то изображение эсэсовцев вместо советских солдат. В этом году таких случаев я не помню, зато появились подписи к фото, дискредитирующие вооруженные силы РФ из-за спецоперации на Украине.

А начали мы плотно бороться с фейками в 2020 году, когда в нашу страну пришла эпидемия коронавируса. Одновременно с вирусом в обществе стали распространяться очень много фейков – люди не знали, чему верить и хватались за любую информацию. "Чипирование", "химтрейлы", "зомбирование через сети 5G" (которых в России до сих пор еще нет) и многое, многое другое. Вспомните сами. Сейчас это кажется смешным, но тогда нам стоило многих усилий людей в этой лжи разубедить.

- Встречались ли фейки местного, якутского производства?

- Авторство большинства из них установить очень сложно, они идут годами. Темы используются одни и те же, меняется просто время, место действия, герои, а сюжет остается прежним. У нас встречались не фейки, а скорее провокации. Дети баловались. Делали посты о якобы заложенных взрывных устройствах и угрозах убийств в школах. Было два таких случая, оба их установили и раскрыли. Виновные оказались несовершеннолетними и ответственность понесли их родители. А ребят поставили на учет. Они воспринимали свои действия как шутки, не осознавая последствий. Сейчас с ними проводится профилактическая работа.

Волонтеры Дальневосточного округа Национального центра начали свои учения с награждения школьников — участников конкурса рисунков, приуроченного к Дню пропавших детей.

Поэтому мы проводим уроки по интернет-безопасности. Ведь многие считают, что интернет-безопасность, это что-то из разряда вирусов и хакерских атак. Но это далеко не все. Это также, как и безопасность на дороге. В нее входят и правила дорожного движения, и состояние дорожного покрытия, и техническая исправность транспорта, и состояние водителя – много факторов. Тоже и в интернете.

- То есть это большей частью информационная безопасность?

- Все вместе. Мы же должны и вирус не словить, и не стать участником скрытого майнинга, или не потерять важных данных. Но большей частью наша работа заключается в том, чтобы дети, подростки понимали – мир онлайн и офлайн взаимосвязаны и то, что ты делаешь в сети – отражается на твоей реальной жизни. И если ты в реальной жизни не можешь оскорбить просто мимо проходящего человека, то почему ты это позволяешь себе в сети? Тому виной чувство ложной безнаказанности, но чем дальше мы работаем, тем чаще я вижу, что дети понимают – за действия в интернете существует реальная ответственность. Вплоть до уголовной. Установить подлинную личность человека в интернете сейчас не составляет никакого труда.

- Т.е. анонимности в интернете нет?

- Нет. Для интернета это слово не применимо. С использованием алгоритмов больших данных никакой анонимности не стало. Сейчас алгоритмы дошли до того, что даже если ты сменил симку, телефон, адрес почты, другие данные, программы тебя все равно опознают – они знают твои интересы, твой язык, даже твою походку и жесты. Мы не замечаем этого, а алгоритмы все считывают, следят за нами.

- Как же тогда существует даркнет?

- Мы работаем по открытым сетям, поскольку основной объем информации проходи там. Даркнетом, насколько знаю, занимаются специальные службы и недавний арест анонимного учредителя интернет-магазина запрещенных веществ в этой сети, показывает, что занимаются неплохо. И не весь даркнет запретен, есть люди, которые им пользуются просто потому, что это им нравится или по каким-то еще причинам.

На самом деле анонимности в интернете нет. Любая платформа позиционирует себя как самая секретная и защищенная. Но при этом она использует информацию о своих пользователях, это их бизнес.

Все программное обеспечение в интернете настроено на сбор данных о нас. Любая рекламная компания отдаст любые деньги за то, чтобы узнать – какая категория людей на что и как реагирует. Алгоритмы больших данных и начали строить из-за рекламы. Раньше нас просто забивали спамом, который вылезал из всех окон, а сейчас действуют точечно, целенаправленно. Появились контекстная реклама, нативная. Наши гаджеты нас слушают и наблюдают за нами, а те, кто ими управляет – владеют всей информацией о нас.

В общем, чаще откладывайте гаджеты в сторону и больше занимайтесь собой и своими детьми – общайтесь с ними, играйте, путешествуйте. Покажите им, что реальный мир гораздо интереснее и богаче мира цифрового. Не случайно многие из тех, чьими изобретениями мы пользуемся, своих детей в цифровой мир пускают очень дозированно.

Беседовал Евгений Грибчатов.

Что еще почитать

В регионах

Новости региона

Все новости

Новости

Самое читаемое

Автовзгляд

Womanhit

Охотники.ру